Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Исаак Иосифович ШварцИсаак Иосифович Шварц

БИОГРАФИЯ

 Исаак ШВАРЦ

 (1923-2009) - композитор, народный артист России,

Лауреат Государственной премии России,

кавалер Ордена «За заслуги перед Отечеством IV степени»,

Почётный гражданин Ленинградской области,

Лауреат Премии Президента России

 

13 мая 1923г., г. Ромны (Украина) – 27 декабря 2009г., пос. Сиверский (Ленинградская область)

Сила любого народа заключается в его культуре, дарующей веру и позволяющей переживать самые благородные и совершенные эмоции и чувства. России невероятно повезло… Несмотря на особенности её исторической эволюции, багаж её культурного наследия огромен. А что такое культурное наследие? Прежде всего, это люди. Драгоценное сокровище России состоит из картин и песен, звуков и слов, из традиций и умения сохранить произведения выдающихся мастеров, творцов, создателей, созидателей, оставивших в наследие нам, потомкам, в картинах и песнях, звуках и словах свои воспоминания, неоспоримые свидетельства о пережитой эпохе.

Творцы и создатели – это души, наделённые даром творить прекрасное, передавать его нам, заряжая нас своей энергией, своей мыслью. Это предназначение требует от человека всех сил, да и, наверное, всей жизни. Поэтому-то творцы надолго остаются в памяти народа, в его истории. Они для нас – наше достоинство и достояние, мерило и эталон. Слава Богу, не оскудевает талантами земля русская! Исаак Иосифович Шварц – это бесспорно талант, великий талант…

Исаак Иосифович Шварц – человек особенной судьбы. С одной стороны, судьба эта вроде бы довольно общая для всего его поколения, для множества людей его времени; с другой, она, как и у всех, носила неповторимый отпечаток индивидуальности, личности, черт характера, особенностей таланта, что и определило в конце концов такое своеобразие и узнаваемость его музыки.

Исаак Шварц - один из виднейших российских композиторов «эпохи Шостаковича» (слова, взятые в кавычки, принадлежат великой Анне Ахматовой). Работая в самых разных жанрах – будь то симфонические или камерные сочинения, театральная музыка или музыка кино – все произведения, написанные Исааком Шварцем, отмечены его неповторимой «шварцевской» интонацией, они имеют своё лицо, отличаются ярким тематизмом, эмоциональностью, подкупающей непосредственностью и доступностью восприятия. В совершенстве владея разными типами композиторской техники, Исаак Иосифович всегда оставался верен своей музыкальной стихии: превыше всего он ценил в музыке искренность, простоту, мелодическую естественность; его музыка насыщена добротой, любовью к людям.

Сейчас, когда искусство опошлено, когда идёт повальное оглупление людей, а истинные ценности этого мира подменяются грязными подделками, композитор Исаак Шварц был одним из немногих, кто нёс людям Красоту в подлинном смысле этого слова.

Он оставил огромное творческое наследие: автор симфонии, трёх балетов, кантат, симфонических поэм, квартетов, трио, скрипичной сонаты, множества камерных сочинений, Концерта для оркестра «Жёлтые звёзды», автор музыки к 35 спектаклям, и более чем к 120 кинофильмам.

Достаточно назвать лишь один из кинофильмов, чтобы в памяти возникли чарующие мелодии и имя этого замечательного композитора, нашего современника, жившего тихо и скромно в посёлке Сиверский, пригороде Санкт-Петербурга. Он не часто мелькал на телеэкране, его никто никогда не видел на всякого рода презентациях, фестивалях, шоу-концертах и других больших и малых «тусовках», но его знают и любят все кинозрители (даже те, кто не имеет обыкновения вчитываться в титры картины), потому что музыка его узнаваема с первых тактов.

Исаак Иосифович Шварц родился 13 мая 1923 года в небольшом украинском городке Ромны Полтавской губернии. Родители Исаака Иосифовича, несмотря на пресловутый закон о черте оседлости, ограничивавший евреям право проживать в больших городах, тем не менее, сумели задолго до Октября 1917 года получить хорошее образование: мать - Рахиль Соломоновна закончила Киевский коммерческий институт, отец - Иосиф Евсеевич закончил Петербургский университет, там же и преподавал до 1929 года, пока не началась «чистка» преподавательского состава (отец был уволен). Отец был человеком очень музыкальным, любил и хорошо знал, как классическую, так и русскую народную, еврейскую и украинскую музыку. Он обладал сильным и красивым голосом. Дедушка Исаака Иосифовича по отцовской линии был духовного звания.

Вот что вспоминает о своём детстве Исаак Иосифович: «С самого раннего детства я жил в обстановке постоянно звучавшей в нашем доме музыки. Был у нас прекрасный граммофон и масса грампластинок. Но была и «живая» музыка. Ещё живя в Ромнах, в нашем доме собирались музыканты, особенно летом, когда из Петербурга в Ромны на каникулы приезжал отец с мамой и сёстрами. Очень часто звучали прекрасные народные украинские и еврейские песни. Конечно, я очень полюбил народную музыку с самых ранних лет. А потом в доме постоянно проигрывались пластинки с записями Фёдора Шаляпина, Леонида Собинова, пианистов Игнация Падеревского, Артура Шнабеля, скрипачей Миши Эльмана и Яши Хейфеца (так писалось на этих пластинках, и я думал, что Яша и Миша - дети). Как это было прекрасно!

В нашей семье было трое детей, я - самый младший. Моя сестра Маша старше меня на два года, Соня - на восемь лет. В 1931 г., когда пришло время идти в школу, меня перевезли в Ленинград (это лето оказалось последним летом моего пребывания в Ромнах). В Ленинграде наша семья жила в тихом и уютном тогда Поварском переулке, в доме №14.

Я начал заниматься музыкой по классу рояля в 1932 году. Вообще-то родители не собирались обучать меня музыке, так как в семье считалось, что я, в отличии от сестёр бездарен. Мои сёстры Маша и Соня обладали ярко выраженными музыкальными способностями, и они весьма продвинулись в игре на фортепиано. Но как-то друг и сокурсник по консерватории старшей сестры, скрипач Боря Давыдов, научил меня подбирать ту или иную песенку на рояле одним пальцем. Меня это очень заинтересовало. Очень хорошо запомнил какой была первая мелодия, которую я сам подобрал сначала одной, а затем двумя руками «в октаву». То была очень любимая с самого раннего детства песня, которую я слышал в исполнении Фёдора Шаляпина (по граммофону): «Эй, ухнем!». А потом, как говорится, пошло и поехало.

Я стал подбирать по слуху на рояле различные мелодии, наиболее мне нравившиеся. В те далёкие времена не было ни приёмников, ни телевизора. В моей маленькой комнатке висела так называемая «чёрная тарелка». А из неё часто раздавались волшебные звуки прекрасной музыки. Тогда, в тридцатых годах (32-37 гг.) по Ленинградскому радио вечерами почти каждый вечер транслировали постановки Мариинского театра оперы и балета, Малого оперного театра, филармонии. Передавали оперы целиком, причём перед каждым актом диктор рассказывал содержание этого акта. Таким образом, я прослушал много симфонической музыки, оперных спектаклей. Слушал с огромным интересом и знал партии многих оперных героев.

Уже в те далёкие годы, проявив, как мне теперь представляется, недюжинный интерес к музыке, я многократно слушал и знал такие оперы, как «Евгений Онегин», «Пиковая дама», «Риголетто», «Царская невеста», «Кармен», «Севильский цирюльник», «Шехерезада» и многие другие.

Хорошо помню фамилии нравившихся мне тогда певцов: Печковский, Сливинский, Модестов, Изгур, Вельтер, Фрейдков. Кроме того, сестра Соня часто водила меня на концерты симфонической музыки в филармонию, на спектакли в тот же Мариинский и Малый оперный театры, Оперную студию при консерватории. Первой оперой на сцене Оперной студии консерватории, которую я видел, была "Русалка" Даргомыжского. Мне было тогда 8 или 9 лет. Музыка произвела на меня огромное впечатление. Много дней был под сильным впечатлением, даже плакал – ужасно жалел Русалку и Мельника и ненавидел Князя.

А дома у нас звучала живая музыка. Мои первые пристрастия: «Баркаролла» Шуберта, Патетическая соната Бетховена и «Шехерезада» Римского-Корсакова (это совпало с чтением сказки «Тысяча и одна ночь»). И, конечно же, «Лунная соната» Бетховена, которую часто играла моя старшая сестра. С этим произведением связаны особые обстоятельства. Когда мои родители увидели, что я сильно «заболел» музыкой, хотя и не видели во мне особых способностей, всё же решили меня учить игре на рояле. Толчком к тому, чтобы моя старшая сестра Софа повела меня в музыкальную школу, было то, что я очень бойко, как она вспоминала впоследствии, подбирал на рояле мелодии правой рукой, а левой «пристраивал» гармоническое сопровождение. Причём я подбирал не только песни, но и темы тех опер, которые мне полюбились, темы из сонат Моцарта и Бетховена, которые играла сестра Софа.

И вот наступил день, когда решилась моя судьба музыканта. Сестра привела меня на улицу Чайковского, дом 29, в двухэтажный старинный особняк, где тогда, в 1932 году открывался ЛДХВД (Ленинградский дом художественного воспитания детей). Там, в конце лета, проходил отбор ребят для обучения их музыке по классу рояля, скрипки, виолончели, кларнета, флейты и даже... барабана. Не говоря уже о том, что при ЛДХВД была балетная группа и класс художественного слова. В общем, это была настоящая студия. У дверей приёмной комиссии - большая очередь из детей и взрослых. Все волновались и шумели. Сестра вышла поболтать с подругой и забыла обо мне. Когда же подошла моя очередь, я не растерялся, смело вошёл в класс, долго усаживался за рояль (ноги с трудом доставали до педалей), и объявил, что исполню «Лунную сонату» Бетховена. Председатель приёмной комиссии удивлённо спросил, где я обучаюсь музыке, на что я ответил, что нигде не учусь, а подбираю мелодии на слух, и так как на днях сестра разучивала это произведение, его я сейчас и исполню. В комиссии послышался громкий смех, но я, ничуть не смутившись, бойко, без единой ошибки исполнил первую часть сонаты. Члены комиссии были приятно поражены. Один из них вышел в коридор, чтобы узнать, кто привёл такого талантливого ребёнка? Софью долго искали... Меня приняли в класс Аркадия Семёновича Замкова.

В классе Замкова я впервые увидел «живого» композитора. Это был небольшого роста человек с большими чёрными глазами. Звали его Калафати ( впоследствии я часто встречал имя этого композитора в воспоминаниях многих музыкантов). Он приводил на урок своего маленького и очень симпатичного сына.

С самого начала учёбы у меня возникло отвращение к занятиям. После огромного слухового опыта, который у меня уже был, я с отвращением начал изучать ноты, счёт и т.п. по очень, как мне тогда казалось, очень скучной «Фортепианной азбуке» Елены Фабиановны Гнесиной. Я стал лениться, пропускать занятия, хотя учитель мой был добрым, терпеливым и, как я теперь понимаю, очень хорошим, мудрым педагогом.

Родители, видя мою лень, к моим занятиям относились весьма равнодушно. Был даже такой случай. Однажды мой отец, после очередного прогула, велел сёстрам запирать после их занятий рояль на ключ, с тем чтобы я был лишён возможности играть на нём. Вначале я очень обрадовался, но через короткое время затосковал. После слёз раскаяния, рояль вновь был открыт. Тогда появились и первые результаты. Кажется, осенью 1935 года ЛДХВД на улице Чайковского закрылся, и музыкальная студия переехала в только что открывшийся Ленинградский Дворец пионеров, которому вскоре присвоили имя Жданова, «самого лучшего (после Сталина) друга ленинградских пионеров». Это был знаменитый Аничков Дворец, роскошное здание, место пребывания императоров. Музыкальная студия разместилась в корпусе Кваренги, колонны которого выходят на набережную реки Фонтанки и на Невский проспект. Там я занимался до лета 1937 года.

За годы учёбы у А.С. Замкова я, несмотря на свою лень, всё же весьма продвинулся. Часто принимал участие в студенческих концертах. А.С. Замков много внимания уделял игре в четыре руки. К 1935 году он подготовил меня к Смотру юных дарований. В 12 лет в Большом зале филармонии в сопровождении филармонического оркестра я, видимо хорошо, исполнил 1-й концерт Шопена. Оркестром дирижировал Александр Васильевич Гаук – великий дирижёр (именно он, спустя много, много лет, а именно в 1954 году, будет дирижировать моей Симфонией). После выступления мною заинтересовался Леонид Владимирович Николаев – профессор Ленинградской консерватории – замечательный педагог, композитор, пианист, – и предложил заниматься у него. (Наибольшую известность Николаев получил как педагог, до сих пор существует такое определение – «школа Николаева». Он воспитал ряд известных впоследствии композиторов и пианистов, среди которых — Владимир Софроницкий, Дмитрий Шостакович, Мария Юдина, Павел Серебряков, Натан Перельман, Александр Крейн, Валериан Богданов-Березовский, Владимир Дешевов и многие другие). Я, как воспитанный, тактичный ребёнок, спросил разрешения у своего преподавателя Замкова. Аркадий Семёнович с радостью благословил меня. Один раз в неделю я стал заниматься у Николаева, не оставляя занятий у Замкова. Профессор Николаев был чрезвычайно проницательным человеком – сразу видел, когда я приходил подготовленным к уроку, – он сам занимался со мной. Когда же я приходил к нему неподготовленным, – он приглашал своего ассистента, моего однофамильца Иосифа Захаровича Шварца, и говорил: «Иосиф Захарович, позанимайтесь сегодня с молодым человеком». Поначалу я недоумевал, но, когда проследил закономерность происходящего, стал серьёзно готовиться к занятиям. Заниматься у Николаева было для меня большим счастьем, которое, увы, было недолгим…».

9 декабря 1936 года отец Исаака Иосифовича, едва оправившись после перенесённого инфаркта, был арестован органами НКВД. Этот день стал роковым для всей семьи. После изнурительных допросов в марте 1937 года Иосиф Евсеевич был осуждён по 58-й статье за «антисоветские разговоры» и приговорён к 5 годам лишения свободы. Из заключения он не вернулся — погиб в лагере...

Летом того же года Рахиль Соломоновну, как «жену врага народа», с детьми выслали из Ленинграда в Киргизию, в город Фрунзе. Здесь она устроилась работать на швейную фабрику. Роль кормильца в семье занял 14-летний Исаак: он начал давать частные уроки игры на фортепиано детям местных чиновников. Учась в школе и давая по 3-4 урока в день, он выкраивал время для самостоятельных музыкальных занятий, как только удавалось найти где-либо «порядочный» инструмент, что было крайне непросто в условиях ссылки.

В ссылке судьба свела Шварца со многими образованнейшими людьми (среди «спецпереселенцев» были филологи, историки, философы), общение с которыми обогатило его на всю жизнь, во многом предопределило будущую работу композитора над музыкальным оформлением спектаклей и кинофильмов по произведениям русских классиков Ф. Достоевского, А. Пушкина, А. Островского, А. Гончарова, И. Тургенева, А. Чехова, Л. Толстого, М. Горького.

В 1938 году Исаак Шварц начал брать уроки композиции у замечательного педагога и композитора В.Г. Фере. В последующие годы ссылки он приобрёл ценные профессиональные навыки, работая концертмейстером в Киргизском государственном театре оперы и балета. Во время Великой Отечественной войны, после фронтовой контузии  руководил Красноармейским ансамблем песни и пляски Фрунзенского военного округа. В 1943 году женился, вскоре родилась дочь Галина.

Во Фрунзе Шварц познакомился с сестрой Д.Д. Шостаковича Марией Дмитриевной, пианисткой, сосланной по аналогичному поводу. Когда в 1945 году срок ссылки закончился, по её просьбе Дмитрий Дмитриевич принял Шварца в Ленинграде. Шостакович обратился к профессору Ленинградской консерватории Борису Александровичу Арапову с просьбой принять талантливого музыканта, несмотря на его слабую теоретическую подготовку, в свой класс композиции на 1-й курс, с условием, что Шварц интенсивно займётся теоретическими дисциплинами. Исаак Иосифович вспоминает, что при первой же встрече Дмитрий Дмитриевич отнёсся к нему с большой теплотой и участием. В дальнейшем Шостакович следил за развитием его творчества, помогал советами, радовался его удачам.

Занимаясь у Б.А. Арапова, Исаак Шварц написал Сонату для скрипки и фортепиано (соль минор), Струнный квартет, романсы на стихи Пушкина, Тютчева, Фета, Полонского, Гейне, Вариации для фортепиано, Арию для скрипки и фортепиано. Соната для скрипки и фортепиано с большим успехом неоднократно исполнялась в студенческих концертах другом композитора, впоследствии выдающимся скрипачом Михаилом Вайманом. Романсы Шварца, написанные им в годы учёбы, исполнялись в концертах известными ленинградскими певцами С.Н. Шапошниковым, Н.Л. Вельтер и др.

Плодотворным оказалось и творческое общение с композитором Орестом Александровичем Евлаховым, у которого Шварц учился последние два года своего пребывания в консерватории (1949-1951). В эти годы им написана кантата «Дума о Родине» для солиста (баса), хора и симфонического оркестра в 3 частях на стихи А. Чепурова, баллада для баритона с оркестром «Солдат и вьюга» на стихи М. Светлова, романсы на стихи В. Орлова, С. Щипачёва, а также 1-я часть Симфонии фа минор - сочинения, принёсшего Шварцу первый серьёзный успех.

Работа над симфонией была закончена в 1954 году. Это произведение, тепло принятое слушателями, с момента премьеры 6 ноября 1954 года на протяжении многих лет исполнялось в Большом зале Ленинградской филармонии (дирижёры Б. Хайкин, А. Янсонс, К. Элиасберг, Н. Рабинович, К. Зандерлинг, Э. Грикуров), в других городах Советского Союза. В этом же году симфония прозвучала в Москве (дирижёр А. Гаук). В 1958 году была издана партитура симфонии. Чуть ранее, в сентябре 1954 года, Исаак Шварц был принят в Союз композиторов.

В последующие годы И. Шварц пишет Молодёжную увертюру для симфонического оркестра (1957), балеты «Накануне» (либретто А. Белинского, Ленинградский государственный академический Малый театр оперы и балета, 1960) и «Страна чудес» (либретто и постановка Л. Якобсона, Ленинградский государственный академический театр оперы и балета имени С.М. Кирова, 1967). Сотрудничество с выдающимся балетмейстером Леонидом Вениаминовичем Якобсоном стало важной вехой в творческой судьбе композитора. Для знаменитых «Хореографических миниатюр» Якобсона Шварцем были написаны музыкальные номера «Сильнее смерти», «Подвиг», «Вакханалия», «Лирический вальс».

Возможность творческого сотрудничества с виднейшими мастерами театра привлекла Шварца к работе над музыкальным оформлением драматических спектаклей. В конце 1950-х годов им была написана музыка к знаменитым постановкам Георгия Товстоногова «Идиот» Ф.М. Достоевского и «Горе от ума» А.С. Грибоедова в Ленинградском академическом Большом драматическом театре имени М. Горького. В дальнейшем прославленный режиссёр не раз обращался к музыке Шварца, работая над спектаклями «Не склонившие головы» Н. Дугласа и Г. Смита, «На всякого мудреца довольно простоты» А. Островского и др. В разное время композитор сотрудничал также с другими театрами Ленинграда и Москвы. Он автор музыки к спектаклям «Доходное место» А. Островского (Ленинградский театр имени А. Пушкина, режиссёр Р. Суслович), «Лес» А. Островского (ЦТСА, режиссёр В. Мотыль), «Молва» А. Салынского (Московский театр имени В. Маяковского, режиссёр А. Гончаров) и многим другим (всего свыше 35 спектаклей). В театре в полной мере раскрылось яркое лирическое дарование И. Шварца, присущий ему тонкий психологизм.

И, хотя Исаак Иосифович Шварц писал музыку к театральным спектаклям, сочинял симфонические произведения и балеты, на вопрос, в каком музыкальном жанре он предпочитал работать, композитор отвечал не задумываясь: «Я — кинокомпозитор!» В данном случае, эта маленькая приставка «кино» к профессии композитор означает совершенно особенную область его творчества.

В кинематографе И. Шварц дебютировал в 1958 году, став автором музыки к картинам «Неоплаченный долг», «Наш корреспондент» и «Балтийское небо». Так сложились обстоятельства – работа в кино,  на многие годы стала главной в творчестве композитора. Он успешно сотрудничал с такими крупнейшими кинорежиссёрами страны, как И. Пырьев, М. Ромм, И. Хейфиц, С. Микаэлян, В. Венгеров, М. Швейцер, Ю. Карасик, В. Мотыль, С. Соловьев, Н. Губенко, Г. Аронов, А. Бобровский, А. Герман, П. Тодоровский, Р. Нахапетов, С. Бодров, П. Лунгин, В. Бортко, Е. Татарский.

Исаак Шварц написал музыку более чем к 120 фильмам, многие из которых вошли в золотой фонд отечественного и мирового кинематографа: "Братья Карамазовы", "Живой труп", "Семейное счастье", "Бегство мистера Мак-Кинли", "Егор Булычов", "Дерсу Узала", "Из жизни отдыхающих", "Избранные", "Белое солнце пустыни", "Звезда пленительного счастья", "Обрыв", "Нас венчали не в церкви", "Мелодии белой ночи", "Блондинка за углом", "Проверка на дорогах", "Каникулы Кроша", "Необычайное пари", "Не стреляйте в белых лебедей", "Последняя жертва" и др. Это он автор наполненных юмором и иронией песен и музыкальных номеров к фильму «Соломенная шляпка»; добрых и искренних мелодий к фильму «Дикая собака Динго»; щемящего лейтмотива «Ста дней после детства»; дивной, изящной мелодии «Карусели»; пронзительных музыкальных тем к фильму «Станционный смотритель»…

С Исааком Шварцем в кино работали замечательные дирижёры: Ю. Темирканов, Э. Хачатурян, А. Лазарев, В. Понькин, Е. Колобов, В. Жордания, М. Эрмлер.

Шварц был своего рода музыкальным драматургом. Он обладал очень редким даром – даром конструирования сюжета, включая экспозицию, развитие, кульминацию, эпилог. Он лирически осмысливал, а не иллюстрировал события, происходящие на экране. Он создавал характеры, наполняя жизнь героев картины ощущениями и чувствами. Уникальный талант Исаака Иосифовича заключался также в умении при помощи звуков удивительно чётко передать настроение эпохи, воспроизводить атмосферу ушедших в историю времён. Музыка Шварца входит в фильмы как неотъемлемая часть их художественной сущности, вступает в полифоническое взаимодействие со зрительным рядом, открывая в запечатлённых образах заранее не представимые глубины. Эти его свойства высоко ценили режиссёры.

Большим событием в жизни Шварца была встреча с гениальным японским кинорежиссёром Акирой Куросавой, задумавшим снимать на «Мосфильме» фильм «Дерсу Узала». Не случайно, из многочисленных композиторов, с чьей музыкой он познакомился, он выбрал именно Шварца. В одном из интервью Куросава рассказал: «…Мы очень долго выбирали композитора. Я просмотрел много фильмов, чтобы познакомиться с работой тех, кого мне рекомендовали, пока, наконец, не увидел «Станционного смотрителя», экранизацию Пушкина. Там была замечательная музыка. Мы попросили её автора Исаака Шварца, стать композитором нашей картины.  По-моему, мы не промахнулись в своем выборе.. Для начала мы целый вечер посвятили разговору о музыке – не только в связи с конкретными задачами нашего фильма, но вообще о киномузыке. Наши мнения по большинству вопросов совпали, мы легко нашли общий язык, общий подход и, судя по всему, очень понравились друг другу…».

Особую роль в жизни композитора сыграли многолетняя дружба и плодотворное сотрудничество с поэтом Булатом Окуджавой, на стихи которого он написал 32 песни и романса. Окуджава очень высоко ценил редкостный дар Шварца «извлекать музыку из самого стихотворения, ту самую, единственную, которая только и существует для каждой строки».

Многие мелодии, песни и романсы Шварца из кинофильмов сошли с экрана и получили самостоятельную жизнь в музыкальном быту и на эстраде, принеся автору всенародную любовь: вальс и "Песенка кавалергарда" из кинофильма «Звезда пленительного счастья», песня «Ваше благородие, госпожа разлука» («Белое солнце пустыни»), романс «Любовь и разлука» («Нас венчали не в церкви»), «Капли датского короля» («Женя, Женечка и «катюша»), песни из кинофильма «Соломенная шляпка» и др. Их любят и напевают все без исключения граждане нашей страны, независимо от возраста, профессии и социального положения. В 2000 году «За уникальное собрание романсов на стихи русских поэтов XIX - XX веков» Исааку Шварцу была присуждена Царскосельская художественная премия.

В концертах исполнялись и исполняются до сих пор сюиты из кинофильмов «Егор Булычов», «Звезда пленительного счастья», «Мелодии белой ночи», «Станционный смотритель».

Исаак Шварц, несомненно, стал одним из признанных мастеров мирового кино. Он удостоен Гран-при на многих международных кинофестивалях в Каннах, Венеции, Лондоне, Берлине, Триесте, ему трижды присуждалась высшая кинематографическая награда России - премия «Ника» (1991 г., 2001 г., 2002 г.).

Работая в кино, Исаак Шварц в полной мере смог реализовать свои природные человеческие и композиторские свойства – общительность, чувство компании, великий талант дружбы, нелюбовь надуваться, выдавая себя за кого-то другого – значительного и величественного; столь же изнутри идущую потребность ощущать необходимость своей музыки не для абстрактной «вечности», а для чего-то очень конкретного, нужного сегодня и сейчас обыкновенным людям.

Но, всё-таки, главным в его жизни оставалась не прикладная музыка.

В 2000 году композитор вновь обращается к симфоническому жанру, с которого начиналась его творческая жизнь. Он пишет Концерт для оркестра «Жёлтые звёзды» («Пуримшпиль в гетто») в 7-ми частях.

Премьера Концерта для оркестра «Жёлтые звёзды» состоялась 10 мая 2000 года в Большом зале Санкт-Петербургской филармонии имени Д.Д. Шостаковича (дирижёр В. Альтшулер). «Давно не звучала в Филармонии новая музыка такой пронзительной искренности и красоты», - так откликнулась газета «Невское время» на премьеру (проф. М. Бялик «Музыка скорби и мужества», 12.05.2000 г.).

Идея создания этого сочинения возникла у него под впечатлением от прочитанных документальных записок одной из уцелевших узниц каунасского гетто, особенно потрясших композитора описанием празднования Пурима – самого весёлого еврейского праздника, ставшего в нечеловеческих условиях лагеря смерти праздником «с петлёй на шее». Исаак Шварц посвятил свой Концерт Памяти жертв Холокоста.

Концерт «Жёлтые звёзды», несмотря на весь его трагизм, – лирический гимн мужеству, мудрости, достоинству и чувству единства людей, преодолевших страх гибели, это реквием по тем, кто был, кого уже нет, но кто ушёл несломленным… Целый мир разрушен, но какое величие в ИХ последних минутах! А Земля всё также прекрасна… А ИХ нет… И как с этим жить дальше? И уже нет покоя в душе. Но голоса погибших и замученных людей ещё слышны «Мы ушли, но не покорились. Праздник будет жить в наших потомках. Помните о нас!».

Концерт «Жёлтые звёзды» исполняется во всём мире - каждый раз с неизменным успехом.

В 2004 году Концерт для оркестра «Жёлтые звёзды» блистательно записал на компакт-диск с Национальным Филармоническим оркестром России выдающийся дирижёр Владимир Спиваков. В том же году компакт-диск и DVD выпустила немецкая фирма «Сapriccio».

Скончался Исаак Шварц 27 декабря 2009 года. Похоронен на Литераторских мостках Волковского кладбища в Санкт-Петербурге.

 

Наверх

На главную страницу